Category: кино

В Анапе

"Любовь" Гаспара Ноэ

Мне всегда нравилось то определение порно, которое дал Умберто Эко. Его определение очень простое и в то же время очень техничное, легко применимое. По его мнению, порно отличает время полового акта в художественном произведении. Если это время избыточно, то перед нами порно. Если оно в меру и только для передачи какой-то идеи, то это не порно, а художественный образ.
При просмотре "Любви" Гаспара (мне всегда хочется именно так писать, т.е. после слова "любовь" писать имя режиссера; это важно, на мой взгляд), первая же мысль, которая приходит - перед нами порно. На первый взгляд, сексуальные сцены там явно избыточны. Он даже переплюнул свою "Необратимость". Но я всегда жду послевкусия от фильма, чтобы составить более верное представление о нем. ТАк вот, после недели времени я могу точно сказать, что фильм Гаспара совершенно точно про любовь, а не про секс. И уж тем более нельзя его отнести к порно. Я вам даже больше скажу (да, я бунтарь!) - это, возможно, одна из самых лиричных кинокартин, просмотренных мною за последнее время. Ту силу любви, ее неистовость, отсутствие границ и пределов для нее, Гаспар передал через безудержный секс. На поверку оказалось, что только во время этих бесконечных соитий главный герой и жил полной и настоящей жизнью. Именно поэтому сексуальные сцены самые длинные (по сравнению с другими) и переданы, как правило, единым планом. Именно сексуальные сцены у Гаспара Ноэ окрашены в цвета. Буквально. Через цветовую символику Гаспар показал нам, как меняется любовь: от чистого белого в самом начале (по фабуле, в фильме сцена первого секса почти в конце) до сумеречного и очень тяжелого красного в самом конце романа главных героев. Еще одна "фишечка" Гаспара - в нелюбовных сценах сознание главного героя мерцает. Буквально. На мгновение экран гаснет и снова зажигается. Главному герою (и нам вместе с ним) приходится силой воли собирать себя в единое целое, чтобы не потерять нить сюжета. И только сцены секса не прерываются и даны цельным, единым планом. Он, конечно, не стал в этом фильме использовать свой "экстремистко-театральный" метод, который применял в "Необратимости" (где огромные куски фильма, по несколько минут, сняты единым планом), но в некотором усеченном виде этот метод Гаспар использовал и в своей "Любви".
В общем и целом, Гаспару удалось, казалось бы, невозможное. Он сделал секс главным художественным средством, показывающим настоящую любовь. Скажу больше: в "Любви" Гаспара секс является главным героем произведения. И в этом он предельно честен. По большому счету, он сделал банальную вещь - он взял и перенес реальную жизнь на экран. Настоящая любовь двух молодых, здоровых людей именно такая. Это всегда бешенная ебля на грани секс-террора. А как может быть иначе, если вдруг соединяются два молодых, здоровых тела, а красные флажки еще не расставлены и опыт тебе не сигналит, что ты заплываешь за буйки. Нет еще никакого опыта.
В общем, "Любовь" Гаспара оказалась честной. Более того, я уверен, что она автобиографична.
PS
Никак не могу найти объяснение, почему у Гаспара Ноэ сцена действия всегда закрыта. Закрыта буквально, т.е. он никогда не показывает открытое небо, перспективу или даже горизонт. Наш взгляд всегда упирается во что-то: бетонная стена, потолок, автострада или просто темнота. От этого его картинка становится плоской, герои как бы находятся в мешке. Меня все время не покидает ощущение, что его фильмы снимаются в павильонах и что картины его больше похожи на экранизированные театральные постановки. Для чего он это делает? Может, это для драматизма? Может он пытается "замкнуть" кадр, чтобы в него не попадало ничего лишнего, что не играло бы на основную идею? В общем, загадка.