Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

В Анапе

Мария Алехина

Сегодняшний день мне сделала поездка в Пермь в СИЗО №5 для того, чтобы организовать продуктовую передачу Марии Алехиной. 
Первым сюрпризом стала информация, что Алехина находится вовсе не в колонии №32, как об этом пишут газеты и СМИ (например, газета "Звезда"). Она находится в СИЗО №5 по Соликамской улице. Как Анна Ермолаева узнала об этом (именно она дала мне этот адрес) для меня до сих пор остается загадкой. Самое интересное в том, что даже адвокаты Алехиной не знали этого и сама Анна потом звонила Марку Фейгану и говорила ему где находится Алехина и как к ней попасть.
Приехали мы к этому СИЗО с мыслями, во-первых, узнать действительно ли здесь находится Алехина, во-вторых, узнать правила передачи продуктов, чтобы потом съездить за ними в магазин. 
Итак, информация о том, что Алехина именно здесь подтвердилась. Поступила она в СИЗО еще 27 октября. 
По поводу второго пункта тоже оказалось все проще. Прямо в здании СИЗО находится ведомственный магазин, где можно купить все продукты (которые впоследствии не будут дербанить на предмет наркотиков и денег). В общем, отправили мы Марии нехилую такую посылочку (точнее Анна отправила, а я лишь присутствовал) с овощами, фруктами, средствами личной гигиены и другими вещами. Как оказалось, Алехина вегетарианка, что несколько осложнило нашу задачу. Кроме этого, Анна хотела отправить ей еще кое-какие вещи, например, свою шапку-ушанку (на фото ниже), но Виолетта Волкова (адвокат Алехиной) отсоветовала это делать.
DSC07236
Все дело в том, что на передачу вещей есть определенные ограничения и если сейчас отправить всего лишь шапку с носками, то тем самым можно отменить какую-нибудь другую (следующую) посылку, в которой могут оказаться более важные вещи (согласованные с самой Алехиной). ПРодукты из фирменного магазина можно отправлять без ограничений (по количеству раз и по массе), а по вещам эти ограничения есть. Потому мы не рискнули отправлять вещи. 
После того, как разобрались с продуктами, зашли в какой-то спецотдел, чтобы спросить куда ее дальше этапируют. Информация о 32-ой колонии опять-таки не подтвердилась. Не факт, что она там окажется и куда ее повезут после СИЗО никто не знает, а если и знают, то не скажут.
Выводы из этой поездки:
1. Потеряться человеку в этой бюрократической кафкианской мясорубке - дело пяти минут. Вся система изначально репрессивная, заточенная на то, чтобы подавить человека. В принципе, в любой момент может прийти информация о трагической гибели или смерти той же Алехиной (тьфу-тьфу) и никто никогда никаких концов не найдет. Как в деле Магницкого.
2. У девчонок на контрольном пункте и в магазине (там были и служащие ГУФСИНа и даже одна осужденная, которая помогала в магазине) я специально спрашивал знают ли они, кто это такая, Мария Алехина. Никто не знал. Все удивлялись и тут же спрашивали: "А кто это?". Только лишь одна (в магазине), после того, как я ей сказал о деле Пусси Райот, вспомнила, что "да-да, мне мама говорила, что одна из них едет к нам в Пермский край". В общем, никакого участия с их стороны (считай глас народа) даже не просматривается.
3. В разговоре с Анной мне пришлось несколько обескуражить ее тем, что лично я бы тоже не стал ничего делать для Алехиной, Толоконниковой и Самуцевич (для всей их братии). Симпатии ни они сами, ни их поступок у меня не вызывает. Ситуация вокруг этих плясок характеризуется для меня тем, что там неправы все: сами девчонки (тупая, дикая выходка, на том же уровне, что и запихивание курицы в вагину), ни власти, которые решили их прессануть, ни РПЦ (с их невнятной иезуитской позицией).
4. Прав мой жж-френдduxet, когда ругает местные СМИ и местных журналистов за непрофессионализм и неповоротливость. Если уж совсем посторонний человек просто с активной жизненной позицией (я про Анну Ермолаеву) смог узнать кое-какую важную информацию и, более того, воспользоваться ею (подтвердив тем самым), то уж журналисты это должны делать на дважды-два. А не тупо перепечатывать официальные пресс-релизы.
5. Интересный бизнес у ГУФСИНа в виде магазина на территории колонии или СИЗО: никаких чеков, никакого контроля (какие-то анкетки пишутся, которые никто никогда не сможет проконтролировать, т.к. там все пишется от руки, указывается банальное количество в штуках товара и организовать там пересортицу проще простого). Кроме того, ставят людей в безвыходню ситуацию: купите на стороне - все раздербаним (порвут все упаковки, разрежут туалетную бумагу и т.д.). А если купите у нас - то нате-пожалуйста, никакого "дербана". Ну, и цены, естественно, несколько выше, чем в простых магазинах. 

Вот, как-то так...
В Анапе

Основание ментовского беспредела

Какая болезнь опаснее: та, которая очевидна, с гнойниками, с болячками нуружу, с высокой температурой и другой симптоматикой или та, которая протекает незаметно, подспудно и лишь в самом конце (уже летальном) проявляется в виде кризиса и агонии? На мой взгляд второй вариант более страшен. Наша милиция полиция "болеет" именно по второму сценарию. Все эти дикие выходки с засовыванием бутылок в задний проход, стрельба Евсюкова, взятки и рейдерский захваты (дело Магнитского и Евросети, например) - это лишь верхушка айсберга, то шило, которое уже невозможно утаить в мешке. А в основании лежит простая, человеческая, я бы даже сказал бытовая, наглость и ощущение полной безнаказанности. У человека есть власть и она, в каком-то смысле, бесконтрольна. Он начинает этой властью пользоваться и со временем абсолютно теряет берега, уже не делая разницы между отпуском жены и финансовой проверкой коммерческой фирмы. Могу из личного опыта сказать, что при общении с ментами это самое неприятное - их поведение. Вроде и не грубят, и бутылку в задницу не суют, и не забивают до смерти. Но всегда дают понять, что ты им что-то должен. Все мы им что-то должны. Они всегда намеками и полунамеками козыряют своими возможностями, скрыто угрожают, шантажируют. Особо неприятно, когда это делают друзья детства. Могу с уверенностью сказать, что работа в ментовке полностью меняет людей, меняет структуру их личности. Они становятся очень авторитарными, т.е. признают либо полное подчинение, либо ощущение большей силы над собой. Грубо говоря, они могут либо только командовать, либо подчиняться. На равных разговаривать не умеют и не хотят. 
Если отвлечься от личных эмоций и просто принять это как факт, то следует сделать вывод, что нам, как обществу, надо выработать некий механизм контроля силовиков. У нас реально должна быть возможность влиять на них, снимать с постов, добиваться их отставки и т.д. Иначе, они нас съедят.
Все это я написал под впечатлением от просмотра вот этого ролика:

Хочется обозвать эту ситуацию "Обыкновенный фашизм ментовской беспредел".